ya-lyubimaya.ru
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Решение, после которого Кутузов всю ночь плакал и молился

Решение, после которого Кутузов всю ночь плакал и молился

На известной картине Алексея Кившенко весь российский генералитет размещается в просторной по крестьянским меркам горнице с огромным образом Девы Марии в красном углу.

В реальности избушка, которую Алексей Саврасов успел запечатлеть до того, как она сгорела, была очень небольшой и с трудом вместила всех действующих лиц, решавших той ночью судьбу России.

Защитить любой ценой!

Как ни странно, возглавил группу генералов, добивавшихся нового сражения у стен Москвы, не Ермолов, не Уваров и не Дохтуров, а не говорящий по-русски Леонтий Беннигсен.

Расчётливый немец был хорош не только на поле боя, но и в дворцовых интригах, да и представление о патриотизме имел весьма специфическое.

Родившись в 1745 году в Брауншвейге, он успел повоевать против России ещё в Семилетней войне, а в возрасте 28 лет перешёл на службу к Екатерине II.

В бою был успешен, а вот со снабжением в его войсках периодически возникали проблемы, вызванные злоупотреблениями интендантов при попустительстве (или покровительстве) самого генерала.

При Екатерине II это не могло быть проблемой, а вот при Павле I Беннигсен оказался в опале и вышел в отставку.

Должок императору он вернул сполна, став одним из организаторов заговора 11 марта 1801 года.

Соответственно при новом государе Леонтий Леонтьевич оказался одним из самых авторитетных генералов, хотя и вынужден был постоянно пробивать себе дорогу наверх интригами.

Решение, после которого Кутузов всю ночь плакал и молился

Беннигсен отлично знал, что Александр I не хочет сдавать Москву и не любит Кутузова, поэтому постарался продавить решение о повторном сражении.

Он даже выбрал диспозицию для русских войск, но инспектировавшие предполагаемое поле боя генералы Барклай-де-Толли, Ермолов и Толь сочли её неудачной.

Зная об этом, Беннигсен начал Совет в Филях с демагогической дилеммы: дадим ли бой неприятелю на невыгодной позиции, либо просто отдадим древнюю столицу Руси на поругание.

Не обошлось и без упоминания огромных потерь в Бородинской битве: готовы ли вы допустить, чтобы эти тысячи героев, отдавших жизни, защищая Москву, погибли зря?

Не мог Беннигсен обойти вниманием и ещё один момент, глубоко занимавший генерала и всё дворянское сословие: если французы войдут в город, они разграбят много домов знатных семейств России, которые жаждут, чтобы армия защитила их в эту непростую годину. Да и боевой дух солдат будет подорван сдачей московских святынь, – заключил он.

Такая проникновенная речь (хоть и на немецком языке) нашла отклик в сердцах Ермолова, Коновницына, Уварова и Дохтурова.

Решение, после которого Кутузов всю ночь плакал и молился

Сберечь главное!

Возразил немцу потомок шотландца Михаил Богданович Барклай-де-Толли.

За последние годы он уже привык, что высказываемые им идеи не получают одобрения.

В начале Отечественной войны его приказы саботировал Багратион, после отхода от Смоленска негодовал Платов, да и вообще большинство российского генералитета считали Барклая выскочкой, оказавшимся не на своём месте.

Решение, после которого Кутузов всю ночь плакал и молился

Между тем, он-то как раз своё звание генерала от инфантерии заслужил на поле боя, в отличие от многих, надеявшихся просто дождаться его присвоения «по совокупности заслуг».

У Барклая-де-Толли были свои взгляды и на устройство армии, и на тактику войны с Наполеоном, которая в итоге и принесла желанную победу.

Уже несколько дней у генерала была сильная лихорадка, но он, превозмогая боль, сначала проинспектировал предложенную Беннигсеном позицию, а затем оппонировал ему в той самой избушке в Филях.

Именно он первым возразил: «С потерей Москвы ещё не потеряна Россия».

Решение, после которого Кутузов всю ночь плакал и молился

У Барклая-де-Толли, который сравнительно недавно выдвинулся на высокие посты и особого состояния не нажил, не было личной заинтересованности в сохранении дворянских усадеб старой столицы. Это позволяло ему увидеть очевидное: дав повторное сражение, Россия останется без армии (во всяком случае без самой подготовленной её части) и будет вынуждена заключать мир, условия которого обречены быть тяжёлыми, коль скоро соперник стоит под Москвой.

Доводы Барклая-де-Толли показались логичными Раевскому, Толю и Остерману-Толстому.

Кутузов в этом споре занимал положение судьи, который стремится выслушать обе стороны. Когда прения завершились, счёт по генеральским мнениям был 5:4 в пользу Беннигсена. Однако главнокомандующим был Кутузов и он занял сторону Барклая, отдав приказ отступать на Рязанскую дорогу.

По свидетельству адъютанта, ночью старый фельдмаршал плакал и молился.

Комментарии закрыты.