ya-lyubimaya.ru
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Обряды русской деревни, о которых даже этнографы предпочитают не слишком распространяться

Обряды русской деревни, о которых даже этнографы предпочитают не слишком распространяться

На нашу седую старину в XXI веке мы всё чаще смотрим с благоговением и ностальгией.

Все крестьяне-мужчины сильны и трудолюбивы, женщины красивы, мудры, терпеливы, и только негодяи-помещики портят эту идиллическую картину, мешая окончательно установиться раю на земле.

Но если снять розовые очки, то окажется, что русская деревня была местом, где безграмотность и лютые суеверия порождали такие немыслимые обряды, о которых даже этнографы предпочитают не слишком распространяться.

«Дети-колобки»

История о суровой Спарте, в которой хилых младенцев якобы сбрасывали в ущелье, выглядит бесчеловечной.

В русских деревнях же придумали другой обычай, который, кстати, хорошо известен любому, кто читал народные сказки.

Баба Яга там то и дело норовит зажарить в печке какого-нибудь добра молодца.

Сказка, как известно, — ложь, да в ней намёк.

И «запекание» ребёнка — не литературная выдумка, а описание обряда, дожившего в некоторых районах России до середины XX века (описан случай его применения во время Великой Отечественной войны).

Младенца, который рождался до срока (а устанавливали его зачастую «на глаз»), либо просто оказывался чересчур хилым, либо имел грыжу, рахит и тому подобные видимые проблемы со здоровьем, в буквальном смысле «перепекали» в русской печи.

Конкретные «показания к применению» отличались в зависимости от местности.

В ряде деревень Владимирской губернии, например, вообще «перепекали» всех детей вскоре после родов по принципу «хуже не будет».

Обряды русской деревни, о которых даже этнографы предпочитают не слишком распространяться

В разных регионах краеведы записали конкретные реплики, которые должны были произносить проделывавшие обряд женщины (мужчины в нём не участвовали).

Зачастую в них наблюдается двоякий смысл: с одной стороны, это «заговаривание» болезни, а с другой — своеобразный отсчёт времени, поскольку между фразами ребёнка то засовывают в печь, то вынимают обратно.

Определённый медицинский эффект у подобной процедуры, безусловно, мог быть.

Особенно, если проблема была именно с органами дыхания.

Но гораздо больше была вероятность, что «что-то пойдёт не так».

Обряды русской деревни, о которых даже этнографы предпочитают не слишком распространяться

Солонование детей

Аналогом «перепекания» в ряде регионов России было «солонование».

Обряд этот известен также на Кавказе и (внезапно!) во Франции.

Слабого ребёнка натирали мелкой солью, посильнее укутывали с ног до головы и оставляли на несколько часов.

Обряды русской деревни, о которых даже этнографы предпочитают не слишком распространяться

С родами тоже был связан свой обряд. Считалось, что ребёнок родится быстрее, если напугать роженицу. Повивальные бабки изощрялись, как могли: гремели над головой посудой, громко кричали, топали, а иногда для пущего эффекта пытались вызвать у женщины рвоту, засовывая ей в рот пальцы.

Одним словом, все, как могли, старались исполнить библейское проклятье и причинить роженице мучения.

Впрочем, не все традиции были связаны с детьми, много было и посвящённых сельскохозяйственным работам. Так, например, весной, прежде чем начинать засеивать поле, необходимо было произвести обряд «отмыкания земли».

На зиму она как бы закрывалась и не впускала в себя живое семя.

Обряды русской деревни, о которых даже этнографы предпочитают не слишком распространяться

Весной перед пахотой крестьянина (помоложе и покрасивее) украшали молодой зеленью, давали ему в руки каравай, и вместе с ним обходили поля, призывая святого Егория «отомкнуть землю».

Для убедительности к ритуалу привлекали и молодых женщин.

Их миссия была совсем уж причудливой: нужно было голышом кататься по утренней росе на полях, которые предстояло пахать. Очевидно, именно эти действия действовали на Егория надёжнее всего.

Когда же «доступ к земле» был открыт, в дело вступали мужчины, которые тоже отправлялись сеять хлеб нагишом.

Считалось, что именно так надёжнее всего было повышать плодородие почвы.

Комментарии закрыты.