ya-lyubimaya.ru
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Доводы Ломоносова были «не столько убедительны, сколько жестоки»

Доводы Ломоносова были «не столько убедительны, сколько жестоки». Почему Михаил Ломоносов подрался с немецкими учёными

Михаил Васильевич Ломоносов, первый русский, ставший академиком Санкт-Петербургской академии наук, имел в своей жизни немало столкновений со своими немецкими коллегами.

Немцы в российской Академии Наук

Пётр Великий, учреждая в Санкт-Петербурге Императорскую Академию Наук, велел пригласить из-за границы несколько выдающихся учёных. В России тогда ещё не было системы высшего образования, долго не было и своих учёных.

Сам Ломоносов приобрёл нужное образование за границей. На несколько десятилетий российская наука была представлена исключительно иностранцами.

Среди последних были и действительно выдающиеся учёные (математики Бернулли, Эйлер), были и халтурщики.

Одним из направлений деятельности Академии Наук стала разработка древней русской истории. Работа здесь начиналась практически с нуля. Необходимо было сначала разыскать и упорядочить многочисленные разрозненные летописи, которые столетиями велись в различных монастырях России.

Затем их следовало сопоставить с уже известными европейскими и восточными источниками сведений о Руси.

Это была задача, требовавшая десятилетий напряжённого труда.

Нельзя отказать в научной кропотливости немцам, взявшимся за эту сложную работу.

Готлиб Байер согласовывал известия русских летописей в переводе (русского языка он не знал) со сведениями зарубежных источников. Герхард Миллер собрал большой корпус древнерусских летописей. Его труды продолжил младший современник Ломоносова – Август Шлёцер.

Их заслуги перед источниковедением отечественной истории трудно переоценить.

Доводы Ломоносова были «не столько убедительны, сколько жестоки»

Но названные немцы приступали к изучению источников по русской истории с набором предвзятых идей, которые и привнесли в свои исследования.

Они априори исходили из убеждения, что славяне – народ относительно молодой, и что цивилизация могла быть только привнесена им извне. Подтверждение этому они увидели в одном летописном сказании, где говорилось о призвании русских князей из варягов. Уцепившись за это сказание, они построили схему русской истории, которая и поныне продолжает довлеть над умами многих исследователей.

По этой схеме выходило, что Русь была основана скандинавскими конунгами и их дружинами.

Против такой трактовки русской истории и выступал Ломоносов до конца своих дней.

Доводы Ломоносова были «не столько убедительны, сколько жестоки»

За честь России и её Академии Наук

В 1749 году Академии Наук было поручено составить речи для торжественного заседания в честь императрицы Елизаветы Петровны. Речи по историческим темам достались Ломоносову и Миллеру.

По заведённым в Академии порядкам тезисы речей предварительно должны были подвергнуться тщательному обсуждению коллег и быть рекомендованы (или отвергнуты) к печати.

Миллер представил доклад на тему «О происхождении народа и имени российского». Он вызвал бурную критику Ломоносова, который добился того, чтобы этот доклад был запрещён к прочтению и печатанию.

Как заметил по этому поводу историк В.О.

Ключевский в конце 19 века, доводы Ломоносова были «не столько убедительны, сколько жестоки».

Доводы Ломоносова были «не столько убедительны, сколько жестоки»

Ломоносов атаковал доклад Миллера с политических позиций. По мнению Михаила Васильевича, тезисы Миллера имели подрывной антипатриотический характер.

Во-первых, «они произведут соблазн в православной церкви, потому что Миллер полагает поселение славян на Днепре и в Новгороде уже после времён апостольских, а русская церковь ежегодно вспоминает хождение апостола Андрея Первозванного на Днепр и в Новгород к славянам… Если, как утверждает Миллер, хождение это сказка, то что же делать с орденом Андрея Первозванного?» Во-вторых, «Байер и Миллер так рассуждают: варяги, то есть Русь, произошли от скандинавов, а имя – от финского племени. Значит, шведы дали нам князей, а чухна имя?»

Доводы Ломоносова были «не столько убедительны, сколько жестоки»

Ломоносов подчёркивал, что речь Миллера «не может служить к чести Российской Академии и побуждать российский народ на любовь к наукам». В тот период Ломоносов преуспел в своей критике немецкого учёного.

Миллера разжаловали из профессоров в адъюнкты Академии с убавкой жалованья на две трети. Сам Ломоносов в последние годы жизни написал большую книгу со своим взглядом на происхождение Руси.

К сожалению, книга эта увидела свет лишь после смерти великого учёного и не привлекла внимания. Ещё раньше умерла русская государыня Елизавета Петровна, весьма благоволившая к Ломоносову.

Немка Екатерина II вновь возвысила Миллера, и взгляд немецких учёных на начало Руси стал в России официальным.

Комментарии закрыты.